к другим статьям

Почти восемь десятков лет отделяет нас от трагических событий Советско-финляндской и Великой Отечественной войн. Но до сих пор поисковики находят пропавших без вести бойцов, по возможности устанавливают их имена, помогая вернуться с поля боя домой. Порой в ходе раскопок случаются находки, раскрывающие забытые факты из истории окрестностей Петербурга. О таких открытиях и пойдёт речь в нашем совместном с поисковым отрядом «Озёрный» проекте.

КРУЖКА «KYYRÖLÄ 1939»

Летом 2020 г. во время поисковых работ на Карельском перешейке в кармане у погибшего в 1940-м г. советского солдата была найдена глиняная кружка со странными надписями. Небольшое расследование перенесло поисковиков в петровскую эпоху…

Надпись на кружке гласила: «KYYRÖLÄ 1939».

Было несложно выяснить, что Кююрола — это финское название посёлка Красносельское, расположенного недалеко от Выборга.  С помощью местного краеведа Марии Осиповой удалось узнать увлекательнейшую историю развития этого населённого пункта.

В начале Северной войны, после первой неудачной осады Выборга, Пётр I послал сюда отряд. Состоялось Кююрольское сражение, в котором была одержана победа над шведами.

В 1710 г. русским всё-таки удалось завоевать Выборг. Комендантом города стал сподвижник Петра I Григорий Петрович Чернышёв. 

В придачу к должности граф получил от царя обширные земли, куда вошла и Кююрола, переименованная в Красное Село. Новый владелец построил православный храм (по преданию — на том месте, где во время осады Выборга находилась походная церковь) и привёз из Ярославской губернии своих крестьян.

Неподалеку возникли ещё три небольшие русские деревни, носившие, впрочем, финские названия Парккила, Кангаспелто и Суденоя. Располагались они вдоль выборгского тракта на расстоянии примерно 3 км друг от друга. Таким образом в самом центре финно-угорских территорий образовался русский анклав, просуществовавший вплоть до отделения Финляндии.

Знаменательным событием для жителей было посещение Красного Села императрицей Екатериной II в ходе визита в Выборг в июле 1772 г.

В 1803 г. на месте первой сгоревшей «от повреждения трубы» церкви на средства тогдашнего владельца имения И. И. Богаевского возвели новую, тоже деревянную. Иван Иванович выстроил дом для причта и, т. к. в приходе не было ни одного грамотного, выделил в нём помещение для школы. Труд учителя оплачивался из личных средств Богаевского.

В 1842 г. с подачи священника Иоанна Дремяцкого крестьяне построили отдельное здание церковной школы. А в 1853 г. артиллерийский департамент, в чьё владение поступило село после смерти Богаевского, возвёл новый дом для клира. Здание сохранилось до наших дней.

В 1894 г. деревянная церковь сгорела, и в 1895-1898 гг. по проекту петербургского архитектора В. И. Баранкеева был построен крупнейший на Карельском перешейке каменный храм Сретения Господня на 2000 человек.

Самое интересное, что всё это время переселенцы практически не общались с местным населением, не вступали в смешанные браки, жили по церковному календарю, соблюдали русские традиции. Из-за того, что два века деревня была сама по себе, в ней в XX в. разговаривали на языке Пушкина…

Ещё в 1875 г. священник Николай Флоровский писал: «Прихожане Красносельской церкви не принадлежат к коренным жителям Финляндии, а суть переселенцы из России. Притом они в течении полуторых сот [так в тексте. — Прим. авт.] лет жизни в здешнем крае подвергались разнообразным переменам в своем общественном быту: были крепостными, потом стали свободными крестьянами, но под казенным управлением артиллерийского ведомства. Будучи чисто русскими крестьянами, они не могли не потерпеть каких-либо перемен в своем быту, и если сохранили коренные черты русского крестьянина, то здесь мы можем видеть стойкость русской натуры. Значит, если общественный и домашний быт Красносельских прихожан заслуживает внимания, то именно с этой стороны, т. е. чтобы видеть, на сколько финский элемент имел влияние на русского поселенца. Ближайшее, свыше тридцатилетнее обращение с крестьянами показало, что финский элемент не имел на русских поселенцев никакого влияния.

Поселившись среди народа, чуждого по вере, национальному составу и языку, русские, как крестьянских, так и других сословий, остались преданными и отеческой вере и другим обычаям своей родины. Лютеран и все, их характеризующее, русские считали нечистым, еретическим, не подражали их обычаям, не изучали их языка, а вступать с ними в родство считали смертным грехом. Удаляясь от всего финского, лютеранского, они тем строже соблюдали русские обычаи, тем усерднее были к храму Божию, который один напоминал им родину. Эта привязанность к церкви сохранилась и доселе. Церковь прихожане посещают очень часто; только в летние месяцы некоторые отвлекаются от церкви тяжелыми полевыми работами, а молодые люди, особенно женский пол, — собиранием ягод и грибов. Привязанность к церкви выражается и в том, что между прихожанами совершенно нет раскольников.

Язык прихожан совершенно русский, напоминающий Московскую и Ярославскую губернии тем, что вместо о они произносят а, напр. Рассия вместо Россия. Финских слов или искажений в языке, напоминающих финна, у прихожан не замечается» [http://ristikivi.spb.ru/docs/kyyrola-histspbep-1875.html].

Занимались в основном ремёслами, поскольку «зная неблагоприятные качества здешней почвы, он [Чернышов] хотел из переселенцев образовать сословие не столько земледельческое, сколько ремесленное и, потому, переводил сюда преимущественно таких крестьян, которые знали какое-нибудь ремесло» [http://ristikivi.spb.ru/docs/kyyrola-histspbep-1875.html]. Уже в  XVIII в. в Красном Селе появились первые династии гончаров. К XIX в. селение превратилось в центр гончарного искусства.  Местные керамические статуэтки, свистки и посуда были известны и в Хельсинки, и в Петербурге. В Финляндии особенно популярны были свистульки в виде петушков (kukkopiilit).

После 1917 г. селение оказалось окончательно отрезанным от России государственной границей. Ему вернули название Кююрола, а жителей объявили гражданами Финляндии. Они продолжали заниматься своем ремеслом. «Один из прежних жителей Терийоки вспоминал, как возвращавшиеся с учений в районе Кююрола егеря из терийокского батальона ехали на велосипедах, и каждый держал в руках глиняного петушка, оглушительно свистя в него» [https://terijoki.spb.ru/history/templ.php?page=pykkrasnosel&lang=en].  В 1939 г. в селе насчитывалось около 50 гончарных мастерских.

Спокойную размеренную жизнь прервала война. Как все военнообязанные, жители Кююрола были мобилизованы. Из них сформировали отдельную роту и поручили защиту родных земель. Первый бой с Красной армией рота приняла 31 декабря 1939 г. Сохранилось письмо, в котором один из кююрольцев в смятении пишет о том, что «мы должны были воевать и защищаться, но когда враг подошёл, мы услышали родную речь»…

После Кююрола (где, возможно, и прихватили кружку) красноармейцы прошли ещё 20 километров и вступили в тяжелейшие бои на линии Маннергейма, длившиеся неделю. И, скорее всего, именно там и оборонялась эта отдельная рота из кююрольцев. Русские воевали с русскими под разными флагами. В итоге и те, и другие так и остались на долгие 80 лет в безвестных воронках и траншеях на бывшем поле боя. В 2020-м поисковики нашли останки 80 солдат той войны. И эти цифры, к сожалению, далеко не окончательные.

По условиям мирного договора Кююрола, как и весь Карельский перешеек, вошла в состав СССР. На территорию пришли новые спецпереселенцы из центральных областей России. А местные жители разъехались по всей Финляндии. Примечательно, что некоторые из них сумели сохранить ремесло предков, и в Хямеенлине действует завод керамических изделий  Kyyrölän Savi Oy, основанный в 1972 г.  выходцем из Красного Села/Кююрола Николаем Ушановым.  Сейчас керамические изделия из финской красной глины по 300-летним моделям создают вручную его дочери Яна и Тиина Ушановы (потомки мастера, запечатлённого на исторических фотографиях выше по тексту).

Фотографии с сайта https://dobro-narodnoe.livejournal.com/100064.html

А что в России?  Церковь Сретения Господня в ночь на 1 января 1940 г. была сильно повреждена артиллерийским огнём.

В пятидесятые годы остатки храма окончательно уничтожили, а на его месте воздвигли обелиск погибшим воинам. В 2007 г. в Красносельском появилась новая деревянная церковь в честь Тихвинской иконы Божией Матери.

На местном кладбище сохраняется участок, где стоят старинные надгробия с русскими фамилиями, а нынешние дачники нет-нет да и находят в земле глиняные фигурки, оставшиеся здесь от русских мастеров из финской деревни Кююрола.

Фотографии авторов и из открытых интернет-источников

КСЕНИЯ САМАРИНА, СЕРГЕЙ ЗАГАЦКИЙ



В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ | НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ | НА ПРЕДЫДУЩУЮ СТРАНИЦУ