к другим статьям

ПО СТУПЕНЯМ ПАМЯТИ. РЕСТАВРАЦИЯ НЕКРОПОЛЕЙ ЛАВРЫ

В Александро-Невском монастыре практически с самого его основания совершались захоронения. Так образовалось кладбище, которое служило местом погребения представителей привилегированных слоёв петербургского общества. За время существования Лавры территория захоронений разрослась настолько, что сейчас мы можем говорить о четырёх наружных кладбищах и пяти некрополях, расположенных внутри помещений.

К внешним относятся Лазаревское (Некрополь XVIII века) и Тихвинское (Некрополь мастеров искусств), которые  принадлежат музею городской скульптуры. Они достаточно хорошо изучены, хотя продолжаются споры о том, какие из могил считать оригинальным захоронением, какие — перезахоронением, а какие — перенесением только надгробного памятника. 

Третье, Никольское, кладбище располагается за алтарём Троицкого собора и ограничено набережной Обводного канала, рекой Монастыркой, подпорной стеной монастыря и проспектом Обуховской обороны.  Оно состоит в ведении ГУП «Ритуальные услуги». Кладбище является условно недействующим, поскольку на нём производятся захоронения по личному распоряжению губернатора, а также хоронят членов монастырской братии на так называемой Братской площадке. Так, 16 марта 2019 г. на последней был погребён епископ Царскосельский Маркелл (Ветров). Многие надгробия старого Никольского кладбища были утрачены.  Лавра по сохранившимся фотодокументам планирует создать макет этого некрополя.

Ещё одно внешнее кладбище — Коммунистическая площадка, появившаяся после революции. В июле 1917 г. во время разгона большевистской демонстрации было убито несколько казаков, сражавшихся на стороне Временного правительства. Они были похоронены перед папертью Троицкого собора, поэтому другое название этого кладбища — Казачье. 

Позднее в этом месте хоронили лидеров революционного движения: Э. Рахья, красноармейца М. А. Фишмана и др.

Большевики хотели унаследовать духовно-символический смысл сохранения мемориальной памяти, которым обладала Лавра, и планировали создать Центральный городской крематорий в Митрополичьем саду или вместо Свято-Троицкого собора. Для придания ему должного статуса и нужны были захоронения значимых персон. Идея постройки крематория провалилась, но на Коммунистической площадке продолжали хоронить выдающихся деятелей: начальника строительства Ленинградского метрополитена И. Г. Зубкова, директора Эрмитажа Б. В. Леграна и др.

Внутренние кладбища находятся в стенах церквей.

В Лазаревской сохранились многочисленные надгробия, в том числе с могил грузинских царевичей. Здесь же хранятся некоторые плиты, пристенные стелы и настенные таблички из Духовской церкви, перенесённые на свой страх и риск музейными работниками при переоборудовании храма в спортивный зал ОСОАВИАХИМА.  Есть вероятность того, что какие-то надгробия вернутся на свои исторические места. По крайней мере, работа над этим ведётся.

Некрополь Тихвинской церкви считается условно утраченным. Предполагается, что захоронения остались нетронутыми, но само здание было подвергнуто капитальной перестройке: двусветные помещения разделили на два этажа, внутри установили перегородки. Изначальное внутреннее архитектурное решение настолько искажено, что сложно понять, где что находилось. Сейчас бывший храм служит выставочно-экспозиционным залом музея городской скульптуры.

Благовещенская церковь сохранила все свои захоронения.  И так же, как и в Лазаревской, в ней хранятся надгробия, перенесённые из других храмов. Сейчас церковь находится в ведении музея, но есть вероятность того, что она будет передана в пользование Русской православной церкви.

Духовская церковь до октября 1917 г. насчитывала три придела: Евдокиевский, Сергия Радонежского и Сошествия Святого Духа. В последнем были произведены многочисленные захоронения, некоторые из которых были устроены в крипте.

В одну из таких крипт, где сейчас оборудована «комната садовника», мы и спускаемся вместе с помощником игумена по реставрации и сохранению культурного наследия Александро-Невской Лавры Алексеем Михайловичем ОДИНЦОВЫМ.

Раньше в этом помещении полы были зацементированы и покрашены. Но из-за влажности цементная корка отошла от мрамора, и стали видны  могилы графов Левашовых: Василия Владимировича (03.03.1862 – 26.03.1880)

и его дяди (брата отца) Николая Васильевича (14.11.1828 — 23.01.1888) — генерала от инфантерии, генерала-адъютанта, который в 1866—1871 гг. был губернатором Санкт-Петербурга. А. А. Половцов дал ему следующую характеристику: «Он был типом великосветского человека своей эпохи, всегда любезный, вежливый, обходительный, он всегда и всюду был охотно приглашаем, не принося с собой ничего выходящего из ряду, но и ничего нарушающего приятное и веселое в обществе настроение. Он имел много приятелей в самых разных и даже противоположных слоях петербургского населения, хлопотал о городском хозяйстве, занимался фотографией, усердно посещал клуб и театр, внутренне сетуя, что не попал на высшие государственные должности, к чему, впрочем, он был совсем непригоден. Будучи орловским и петербургским губернатором, он прославился кое-какими произвольными выходками, которые упрочили за ним репутацию неделового человека и врага законности».

Рядом читается ещё одно надгробие. Оно частично разбито, частично зацементировано. Известно, что в фамильном склепе Свято-Духовской церкви лежат три поколения Левашовых. И чья именно эта могила — ещё предстоит исследовать.

Спуск в крипту осуществлялся по внутренней лестнице.

Она частично сохранилась.

Ступеньки ведут в перестроенную церковь.  В советское время здесь размещались разные учреждения, среди которых был и спортзал. Сейчас — духовно-просветительский центр. В актовом зале проходят различные мероприятия, в том числе концерты.

Между тем, церковь использовалась для погребений вплоть до начала XX века.  В глубине под сценой, под паркетом, цементом и крошкой разбитых могил покоится  Михаил Андреевич Милорадович, генерал от инфантерии, один из командующих русской армии во время Отечественной войны 1812 г., Санкт-Петербургский военный генерал-губернатор и член Государственного совета, скончавшийся от ран, нанесенных ему пулей и штыком 14 декабря 1825 г. Бытует мнение, что граф был перезахоронен в усыпальнице Благовещенской церкви. Но в Лавре, ссылаясь на беседы с Ю. М. Пирютко, полагают, что была перенесена только надгробная плита.

Всего в Свято-Духовской церкви было совершено 172 захоронения, в том числе митрополита Михаила (Десницкого), адмирала Д. Н. Сенявина, канцлера графа В. П. Кочубея, графа  А. Г. Кушелева-Безбородко, княгини Е. И. Голицыной («Ночная княгиня»), графини Н. К. Загряжской («Пиковая дама»), князя Г. С. Волконского. Также здесь похоронены представители рода Дурново. На мраморных колоннах до сих пор видны надписи: «Павел Дмитриевич Дурново, родился 1804 года марта 6 дня, скончался 12 марта 1864 года марта 12 дня»

и «В память примерной дочери, супруга и матери Александры Петровны Дурново, урождённой княжны Волконской. Родилась 1804 года июня 7 дня, скончалась 1859 года июня 1 дня».

Павел Дмитриевич — гофмейстер, автор дневника с записями о Пушкине, Гоголе, Лермонтове и других писателях.

Его супруга Александра Петровна — дочь министра двора П. М. Волконского, фрейлина, статс-дама. По отзывам современников, она была женщиной в высшей степени умной и образованной, но была подвержена чудаковатостям и отличалась оригинальностью, часто шокируя свет своей манерой одеваться. С нею были дружны Гоголь и Жуковский, который писал о ней в 1827 г.: «Алина — прелестное, милое, доброе, умное создание. Она стоит счастья и авось будет иметь его. Я рад, что судьба меня с ней познакомила, хотя на короткое время».

Конечно, «танцы на гробах» не радуют представителей Лавры. Поэтому Духовская церковь будет восстанавливаться как действующий храм, а духовно-просветительский центр в ближайшее время (в течение нескольких месяцев) переедет в Исидоровскую церковь.

Почему же именно туда? Ведь в этом храме также располагались многочисленные захоронения. В сентябре 1892 г. состоялись похороны митрополита Исидора, который годом ранее освятил церковь в честь своего небесного покровителя — преподобного Исидора Пелусиотского (Пелусиота).

Здесь были погребены герцог Евгений Максимилианович Лейхтенбергский, князь Романовский,

его первая супруга графиня Дария Константиновна Богарне (урождённая Опочинина) и его вторая супруга герцогиня Зинаида Дмитриевна Лейхтенбергская (урождённая Скобелева); почётный лейб-хирург, почётный член Красного Креста, тайный советник  Николай Александрович Вильчковский с супругой Екатериной Григорьевной; светлейшая княгиня Мария Васильевна Воронцова (урождённая княжна Трубецкая); профессор С.-Петербургской Духовной Академии Иван Фёдорович Нильский и многие другие.

Всего порядка 150 захоронений.

Но церковь была полностью разорена. Все надгробные камни уничтожены, могилы вычищены. На их месте был обустроен цех ЦНИИ «Прометей». Единственное, что обнаружили реставраторы под штукатуркой и цементом  — фрагмент мозаики…

Некрополь Фёдоровской церкви был открыт не так давно — в 2008 г. В 2011 г. закончены все археологические изыскания.

Надгробные плиты, которые стояли вертикально (за исключением тех, что были спасены и перевезены Благовещенскую и Лазаревскую церкви), были разбиты. Фрагменты надгробий перемешаны с песком и мусором и залиты бетоном. В помещениях оборудовали общежитие, столярный цех, архив, конструкторское бюро, автомастерскую.

Но часть захоронений осталась. И большинство могил, в которые так или иначе можно было заглянуть (в результате провала или перестроек), были осмотрены специалистами, которые подтвердили их нетронутость.

В настоящий момент в рамках производственной практики студенты СПбГИК занимаются расчисткой надгробных плит. Сначала идёт промывка водой, затем ацетоном, спиртом, уайт-спиритом. Следующий этап — механическая чистка от наслоений цемента, удаление старых шпаклёвок. После этого будут восстановлены металлические буквы. В будущем все найденные и отреставрированные плиты закроют бронестеклом.

Большинство надгробий принадлежат грузинским царевичам и князьям, т. к. церковь традиционно служила усыпальницей членов грузинской царской фамилии. Хоронили здесь и русских епископов.  Найдена плита с могилы архиепископа Игнатия (Семёнова) — богослова и проповедника, первого Олонецкого архиерея после перенесения кафедры в Петрозаводск.

Но, пожалуй, самое интересное захоронение, выявленное в ходе реставрационных работ — генерала от инфантерии, члена Государственного совета, начальника главного штаба Его Императорского Величества по военно-учебным заведениям, основного разработчика крестьянской реформы 1861 года Якова Ивановича Ростовцева. Примечательно, что могила была найдена в 2011 г.  — к 150-летию реформы.  Но, если быть точными, то надгробие обнаружили годом раньше. А вот поняли, кому именно оно принадлежит, в 2011 г.

В этом месте находилась комната мастера деревообрабатывающего цеха.   Галерея была разделена на два этажа, пол залит цементом.  По бокам стояли шкафы. Сверху находились трубы и подвесной потолок. Сам надгробный камень был сдвинут к стене и закрыт кирпичной перегородкой.  При переделках повредили могилу супруги генерала — кавалерственной дамы ордена Св. Екатерины, попечительницы Александро-Мариинского детского приюта Веры Николаевны (урождённой Эмины).

Известно, что при входе в храм также были захоронения. Но они были вычищены, и на их месте сделан бронированный тоннель со спуском в бомбоубежище.  Надгробия тоже не сохранились.  Поэтому реставраторы подняли подмогильные разгрузочные плиты, отшлифовали их, положили на новую подушку в уровень пола, тем самым обозначив захоронения и создав имитацию могильных плит.

Фотографии Виктории Кандауровой

В этом пространстве рядом с могилой Я. И. Ростовцева планируется оборудовать мемориальный уголок, рассказывающий о похороненных здесь личностях и о перипетиях российско-грузинских отношений.

Кроме внешних и внутренних некрополей, в Лавре есть забытые могилы или памятники, которые обнаруживаются в процессе эксплуатации монастыря. Многие их просто не замечают. Например, рядом с Духовской церковью есть пять захоронений. Это так называемые «могилы архимандритов». Здесь покоятся наместники Лавры, скончавшиеся, как говорили, «в должности».  Пока мы не можем назвать их имена, т.к. эти надгробия никогда не были предметом исследования. Но в план комплексной реставрации и изучения монастыря они внесены. И к 800-летию святого Благоверного Александра Невского будут проведены реставрационные и исследовательские работы, в ходе которых постараются восстановить все имена.

Благодарим помощника игумена по реставрации и сохранению культурного наследия Александро-Невской Лавры Алексея Михайловича ОДИНЦОВА и музеолога Карину НАЗАНЯН за содействие в подготовке публикации. 

(с) КСЕНИЯ САМАРИНА